Выход из бизнеса «Embria», ангельские инвестиции и новый стартап. // Игорь Монахов. // Часть 2
Вторая часть интервью с Игорем Монаховым
Первая часть интерью
Обсудили его обязанности в «Embria» и почему он ушел из компании. Игорь рассказал как после 10 лет сотрудничества не остаться врагами с партнерами и назвал самые частные причины конфликтов. Обговорили успешные и неуспешные проекты. На чем зарабатывает сейчас. Поговорили о создании венчурного фонда Embria Ventures Group. Инвестиции в Connect Club. Тренд на создание интернет-сообществ. Перспектива сайтов «для взрослых».
Подписаться на канал!
Write Close
Close
Как ты в «Фотостране» участвовал?
По-разному на разных этапах. Был этап, когда я участвовал очень сильно.

Чем ты занимался в команде «Embria» за 10 лет?
Очень разными вещами. Например, игровое направление я создавал. Увидел, что появился новый рынок.

Игры в социальных сетях?
Да, я пришел и сказал Паше тогда, что классная тема. Очень много наших знакомых молодых ребят, кто стартапер, кто занимался чем-то, они начали делать игры. Я стал с ними общаться, кому-то стал помогать.

Это PlayKot компания?
Да. PlayKot - одна из этих компаний. Это первый, наверное, был игровой проект, с которым я начал сотрудничать. Я был з ними знаком уже, они просто занялись социальными играми. Я пришел к ним и сказал: "Ребята, вы занялись классной темой, давайте я вам помогу чем-то" и мы стали общаться. В операционке я не участвовал. Я им сделал партнера, который им делал прибыль. Я их познакомил с человеком, которому я помог раскрутить трафик, объединил бренды. Они там не сработались потом, но это были сотни тысяч в месяц, которые помогали им выжить. Вот прибыль, которую я организовал для них.

Все-таки им нужны были деньги?
Им нужна была помощь. Им нужно было с кем-то посоветоваться, им нужно было какие-то иногда решение принимать сложные.
В моем опыте ни разу не было такого, чтобы деньги помогли кому-то. Вообще никогда. Было много очень попыток. Когда я в 2005 году заработал много денег - несколько миллионов долларов и я не понимал, что с ними делать, тратя при этом 2000 на жизнь. Я пытался какие-то безумства совершать, тратить на себя много денег с каким-то таким печальным результатом, очень грустным, и при этом я пытался помогать другим людям, давать им денег. И я обнаружил очень быстро, что людям, которым я даю советы, им бывает становится очень хорошо после этого. А людям, которым я даю денег, практически всегда становится плохо после этого.

В каких еще проектах в «Embria» ты участвовал активно?
В «Фотостране» участвовал. Как вообще «Фотострана» начала зарабатывать? Это было комьюнити. То есть мы тогда не понимали, софт не знали, но это было комьюнити, это было 3 миллиона женщин, 1,5 миллиона ходили каждый день и там были мужчины, но 20 %. Денег мы не зарабатывали, но очень хотелось. У нас ребята придумали сделать на этом дейтинг. Берешь озабоченных мужиков, покупаешь на них рекламу, они приходят и видят женщин 3 миллиона, успешно там платят и профит. То есть покупая за 1 цент, условно, получаешь 1 доллар. И у нас там резко стали многомиллионные прибыли в год. Мы сначала обрадовались. Но потом оказалось, что женщины, а большая часть из них замужние, им это вообще не очень нравится и мужьям их, что у них какой-то дейтинг образовался на сайте, где они сидят и фотки обсуждают. И это очень плохо сочетается. И начался сильный отток людей. Был момент, когда стало 700 000 резко и надо были их возвращать. И собственно я занимался тогда играми. Вова, мой партнер, позвал меня к ребятам придумывать продукт как вернуть людей. Я сделал фотоконкурс, которым надо было сгладить все это, то есть и дейтинг оставить какой-никакой, и все-таки что это не откровенный дейтинг типа «Мамбы». То есть я продукты делал, например, тогда.
В случаев с игровиками я больше с нетворкингом работал, то есть я знакомил их с кем-то, советы какие-то давал.
В принципе, в «Эмбрии» я превратился, честно говоря, в совершенно безрукого человека. Я настолько привык, что со мной работают крутейшие люди, то есть наша команда в «Фотостране», команда в «Эмбрии» в целом, были настолько крутые люди - вокруг нас собрались наши партнеры, наши друзья, что им достаточно было сказать классную идею и они ее делают. Мне не надо было ничего делать.

Что послужило толчком к тому, что ты решил уйти из «Эмбрии»?
Я ничего сам не делал, получал не то, что хотел всегда абсолютно.
Наверное, самое главное было ощущения некой бесполезности, потому что когда начались проблемы в «PropellerAds», например, что набрали 200 человек менеджеров, а там культуры у них никакой нету, как раз «Policy» полетел, потому что там они получают бонус и проще покрыть какого-то мошенника, чем его закрыть. Все надо решать, придумывать какие-то KPI и что-то с этим делать, я понял, что не хочу просто этим заниматься. Я чувствовал себя бесполезным, что ничем не могу помочь своему партнеру. Это тоже очень сильная причина.

Это была твоя инициатива была?
Совместная.

Вас три партнера было. Как вы решали в процессе кто чем будет заниматься?
Изначально идея была такая, что раз я монетизации хорошо придумываю, то я занимаюсь видением, я придумываю что делать. Вова больше занимался командой, а Паша - операционной деятельностью. Потом оказалось, что в чистом виде это так не работает.
Видение - это когда ты общаешься с людьми, ты работаешь и у тебя в ходе работы появляется это видение, детализируется каждый день. То есть тебе надо работать, ты не можешь сидеть курить кальян и из космоса получать это видение. Так это не работает. Мы пытались так делать, но так не сработало. Соответственно мне нужно было участвовать как-то в операционной деятельности и постоянно общаться с людьми, постоянно что-то делать, поэтому я естественно какими-то вещами занимался иногда.
Что касается рекламы я одну из команд полностью сам собирал, например. Просто написал в Форум: "Кто хочет со мной работать?" и собрал людей.

Под что ты собирал их?
Партнерку мы делали. Сейчас ее уже нет.
Дружба и партнерство - это практически синонимы.
Сейчас лучше отношения с партнерами по сравнению с тем периодом, когда ты выходил с компании?
С Вовой лучше, с Пашей такие же хорошие. Просто с одним из партнеров - с Владимиром, я немного повздорили было дело. Потом мы разобрались что зря и в целом договорились очень здраво во всех вещах. Но все равно был какой-то осадок, потом прошло какое-то время и я понял, что он очень многому меня научил, например, работать с людьми, разговаривать с ними, строить команду. У него очень крутые скиллы и я очень многому у него научился и очень многому учусь сейчас до сих пор, вспоминая как он что-то делал.
Поэтому у меня очень сильно изменилось отношение - сейчас для меня намного авторитетней стали мои партнеры, чем были, когда я с ними работал.

Сейчас ты в Connect Club один?
У меня вся команда партнеры.

С точки зрения дружбы между партнерами стоит разграничивать личную жизнь и бизнес?
Дружба и партнерство - это практически синонимы.

Сколько проектов за 10 лет, когда ты был в «Embria», выжило?
Мы как-то посчитали, что у нас было успешных 18 компаний, а не успешных - около 20. Мы их примерно сразу закрывали.

То есть 50 на 50. Это хороший показатель?
Наверно. Но нам из внутри так не казалось. Нам казалось что можно было бы и лучше, потому что каждый неуспешный раз - это же провал какой-то, это какие-то конфликты.

На каком проекте больше всего потеряли?
DataLead был, наверное, минус миллион. Это довольно была стандартная ситуация.

DataLead это сейчас другой проект?
Да. Его купили.
В какой-то момент были какие-то проекты, но я не помню, чтобы больше двух миллионов кто-то всосал.

2 миллиона долларов за время существования проекта?
Да, в минусах. Обычно это была предельная сумма, на которой мы говорили: "Хватит", но не разу не было такого, чтобы мы такой проект закрыли. То есть если проект сожрал 2 миллиона, мы старались его переориентировать, что-то сделать, там же люди работают, они налажены, они там классные, как правило. Мы старались работать с классными людьми. Если не получается что-то, можно сделать что-то другое.
"Сейчас делать в Восточной Европе какие-либо проекты довольно бессмысленно. "
Как вы пережили кризисы 2008 и 2014 года?
2008 относительно легко, потому что у нас не было ничего связано с кредитами, не было бизнеса крупного, оффлайнового или еще что-то такого. А в 2014 все, что было в России, очень сильно пострадало. У нас было в России немного - «Фотострана» в основном.
Вот почему «Фотострану» крупным активом не назвать, потому что история залить туда дейтинг на комьюнити дала немного странный эффект, все-таки это такой развлекательный сайт, он тоже про контент и можно найти для него будущее, построить интересную контексную историю, надо вкладывать силы, а рынок то падающий. В общем сейчас делать в Восточной Европе какие-либо проекты довольно бессмысленно.

Ты вышел с «Фотостраны»?
Не до конца. Мне все равно было интересно и я мог чем-нибудь помочь.

Каким проектом ты больше всего гордишься за время «Embria»?
Фотоконкурсом на «Фотостране».

Вы смогли нивелировать то, что вы выросли в деньгах, и вы смогли потом вернуть аудиторию?
Да. Это было действительно сложно и пришлось изучать историю «Фотостраны», думать что людям нравилось, что теперь не нравится. Собственно тогда я именно разобрался как дейтинг повлиял на комьюнити, а до этого я не понимал. Это очень мне дало опыта много, который я сейчас применяю при построении комьюнити. Это был очень крутой проект и мне очень нравилось им заниматься.

Как ты считаешь, если есть проблема с монетизацией можно жестко пробовать что-то, а потом чуть-чуть тюнить?
Я скорее не сторонник. Но у нас в той же «Фотостране» была ситуация, когда у нас просто деньги кончались. То есть мы не могли там условно тратить по миллиону в год бесконечно. Нам нужна была монетизация какого-то рода. Была плохая монетизации, как я сейчас понимаю, но она нас спасла тогда.
Сначала мы обосрались как водится в стартапов
В история с Connect Club был фонд от «Embria». Вы его создали когда ты еще был в «Embria»?
Нет, это уже мой личный.

Ты просто взял часть бренда и вписал в названия?
Когда мы расставались, мы поговаривали как бы мне это сделать и мне партнеры предложили, они сказали: "Вот, у нас «Embria», а ты сделай какой-нибудь Эмбрия Лавс, ты ж исследователь, ты ж стартапер. Сделай какой-нибудь «Embria Ventures»". Вот собственно и с этим «Embria Ventures» я и занимался теми самими инвестициями.

Вложения 2 миллионов в Connect - это чьи деньги?
Мои личные.
Сначала мы обосрались как водится в стартапов. Идея была что мы сделаем видеочат - это модно, современно, у нас наберутся люди. Они будут пользоваться видеочатом и мы их начнем делить на всякие клубы, мы там сделаем, что люди из разных стран учат английский, например, общаясь друг с другом. Засунули эти классы и люди с удовольствием ставили. Вообще с удовольствием они общались, только была одна проблема - большое количество людей стало заходить и дрочить. Они просто стали видеть женщин и типа доставать члены. Например, у нас был клуб гидов, там люди рассказывали про свой город, как они живут, например, в Барселоне девочка рассказывает, что здесь интересного и тут ей какой-нибудь чувак там из Индии или России кладет на стол свой член. И вот это не очень помогало комьюнити.
Мы сначала с этим боролись как-то, это доходило до того, что чуть ли не распознавали член и банили их там, но когда ты уже распознал и забанил – это уже поздно, потому что женщина ошалела уже и никакого общения больше не будет.
Потом мы дошли до такого, что сделали просто Paywall, сказали: "Хотите? Платите". И когда у нас 300 человек заплатили суммарно 2000 долларов за пару дней буквально. Я понял, что это не вариант. Не вариант от них спрятать женщин, они готовы платить деньги причем прилично.

Почему ты не сделал такой бизнес?
Я уже такой делал. Мне это надоело, то есть это делать одно и тоже. Я хотел сделать совсем другой. Я хочу знакомить людей по интересам, хочу делать networking. Значит я не с той стороны зашел и видеочат была плохая идея, мы были вынуждены его закрыть. У меня была депрессия, потому что мы потратили много денег, я набрал большую команду и совершенно бесполезную.

Распустил ее?
Часть людей, кто хотел со мной работать, делать не пойми что, остались. Кто в меня верил или еще по каким-то причинам либо слишком ленивы, такие отсоединились позже.
Я сначала сделал закрытый клуб и позвал туда друзей, сказал: "Вот, ребята можно познакомиться". Они сказали: " Прикольно знакомиться. Спасибо, что нас познакомил". Я познакомил несколько людей из Минска. У меня много знакомых из разных стран из разных ниш. Все сказали: "Офигенно, но как часто ты будешь устраивать такие встречи?" Я понял, что я не совсем готов, я еще не дорос делать. И я не очень хотел делать свой клуб, я хотел делать софт. И я пошел к тем людям, которые уже делали клубы, к Губареву, к Решетникову и они мне сказали: "Игорь, видеочат это все прекрасно, но закрывай его. Нам нужно оффлайн и вообще в нетворкинге совсем другие проблемы, чем ты думал."
Наверное, в любом стартапе так и начинается, я это в «Embria» видел много раз, но на себе это каждый раз больно чувствовать. Каждый расскажет, что теперь то я опытный, теперь то я не наступлю на такие грабли, но нет.

Как боролся с депрессией? Пил?
Нет. Пить я особо не пью. Грустил. Меня жена очень поддержала, друзья поддержали.

2 миллиона долларов ушли в тот проект?
На самом деле не прям все там ушло, не до такой степени, но большая часть.
Сообщество помогает создать ретеншн и это первая причина почему все делают сообщество.
Сейчас все делают сообщества, многие не понимаю зачем делают, но сейчас это модно. Зачем делать сообщество?
Есть, например, TripAdvisor. Выглядит это просто как рейтинг. Многие смотрят на сайт и думают: "Сейчас мы сделаем рейтинг". Делают рейтинг, но почему-то никому он не нужен, а TripAdvisor хорошо себя чувствует. Почему? TripAdvisor - это сообщество. TripAdvisor - это сообщество людей, которые хотят делать рестораны для людей и им не страшно оценки выставлять у себя, они на стене вешают эти оценки, какие они и ими гордятся.

Хорошими оценками только гордятся, плохие никто не вешает?
В том то и дело, что это сообщество людей, которые гордятся своими оценками. Поэтому, как правило, это интересные всякие рестораторы, ателье, которым интересно друг с другом знакомиться и для них очень ценный этот клуб, что их собирает вместе и друг с другом знакомит. У них создаются параллельны какие-то горизонтальные связи и они посредством этого лучше делают свои отели, рестораны и так далее.
Другой абсолютно пример это iFunny. Мне очень понравилось интервью именно тем, что они очень четко сказали, я это понимал, но вслух, многие даже в комментариях тебе писали: "Пробовал эту штуку - никакого ретеншина". Очень смешно звучит, потому что, ну конечно, если ты просто будешь делать ленту с каких-то демотиваторов, то это никому не надо, не будет никакого ретеншина, может на них кто-то покликает, но ретеншина не будет.
Вся ценность iFunny это огромное многомиллионное сообщество студентов и именно благодаря этому они настолько инертны и непотопляемые. Именно развивая свое сообщество они развивают свой сервис.
И другой пример более молодой - это Додо Пицца. Они гордятся своим сообществом и говорят, что именно благодаря сообществу сеть их пиццерии настолько устойчива, потому что люди, знакомясь друг с другом, они ходят общаться с друзьями и собственно говоря они значительно лояльней к пицце, к сервису, к всему прочему, потому что там они находят друзей, там они с ними встречаются, то есть сообщество помогает создать лояльность. Оно помогает создать ретеншн и это первая причина почему все делают сообщество.

Что с сообществом дальше делать?
Это другой вопрос, что с ним нельзя делать - нельзя делать дейтинг там ни в коем случае и никаких сексуальных подтекстов.

Connect как порно видео чатик ты мог бы продолжать, если бы ты был в начале карьеры?
Конечно, сексуальность она приносит деньги безусловно всегда и будет приносить. Здесь мы говорим о разных вещах. Если мы говорим про сексуальность, это другой совершенно бизнес, если мы говорим про, например, TripAdvisor - это не про сексуальность.

Ты просто перерос этот бизнес типа дейтинга, то есть тебе просто неинтересно стало, даже если там деньги?
Да. Причина почему я отказался делать, когда платили в видеочате у меня вначале, мне это уже просто неинтересно, то есть это не значит, что там нельзя сделать бизнес.
Я именно хочу сказать, что комьюнити и сексуальность несовместимы. Сексуальность - это всегда не про комьюнити, это другие вещи, тоже не менее интересны - про порно сайты, огромное количество всяких скрамов казуальных, не казуальных, то есть сексуальность - это другое. Комьюнити - это про то, что ты открыт, ты ищешь дружбу, ты ищешь партнерство, новые связи.

Ты с Фейсбуком будешь конкурировать?
Это очень большой рынок. В какой-то степени я буду с ними конкурировать. Они очень популярны. Конечно, нельзя сделать все, никто не сможет. Тот, кто сможет, вообще будет просто править миром, но они ж никому не дадут это сделать.

Ты думаешь Цукерберг сейчас не правит миром?
Он условно контролирует этого нетворкинга одну тысячную и он уже один из самых влиятельных людей, если не самый.

Как монетизировать такой бизнес как сообщество?
Есть профессиональные создатели сообществ, которые именно монетизируют и есть сообщества для бизнеса, им необязательно привлекать каких-то спонсоров и так далее. Они на этом развивают свой бизнес. Фактически любой абсолютно нормальный хороший бизнес сейчас - это бизнес, у которого есть свое сообщество обязательно.
Когда я занимался рекламными сетями, партнерскими программами, партнерские программы всегда были наиболее сильны те, у которых есть свой форум, есть своя конференция, чаты, свое так или иначе сообщество. Сейчас это все развивается, нет уже форумов, но есть другие формы сообществ. И реально кто лучше это делает, тот круче просто.

Как правильно это монетизировать, если у тебя нету продукта? Например, взять Точку G, у нас нету прямого бизнеса, которым можно продавать и стоило бы продавать.
В твоем случае это довольно простой пример, потому что у тебя растущая аудитория очень интересных людей. Чем больше ты делаешь самых интересных предпринимателей интервью, тем больше смотрят их знакомые, друзья, тоже интересные предприниматели, какие-то люди, которые интересуются предпринимательством и уже что-то делают, им тоже интересно послушать других людей. Когда тебе нужно заработать, тебе надо просто рассказать своим зрителям, своим подписчикам, что есть возможность контакта с аудиторией.
Очень важно не пускайте в сообщество именно продажников. Как правило, хорошие сообщества - всегда закрытые сообщества. Если ты хочешь, чтобы у тебя были люди условно заняты, у тебя предприниматели, например, были членами сообщества, тебе придется делать для них закрытое сообщество и проводить какого-то рода фейс-контроль, но в целом это достаточно решаемые задачи. Все придумывают как, там TripAdvisor, например, решил, что кто не сможет повесить табличку с рейтингом, тому не надо быть в нашем сообществе. Например, у кого там двойка и ты не хочешь эту двойку на дверь повесить, тебе стыдно, то, пожалуйста, не приходи к нам. Если у тебя двойка, ты можешь участвовать, если ты хочешь ее улучшить. Это не то, что тебя отфильтровуют таким образом. Но если ты табличку не готов с этой двойкой повесить, или девяткой, то тогда ты не часть этого сообщества, то есть табличка это обязательно. Долго было, не знаю как сейчас.
Ты говорил что есть несколько возможных ревенью стримов для сообществ, которые не создают продукт, например, Ютуб-каналы. Какие у них варианты ревенью стрим?
Когда ты говоришь без продукта это тоже не совсем верно. У тебя твой контент - это тоже продукт. Ты из сообщества можешь в том числе и авторов находить, если ты установишь связи через людей, которых ты знаешь в своем сообществе, то будут приходить новые, интересные. И тебе будут говорить: "Олег, смотри вот классный предприниматель, сделай интервью с ним. Нам очень интересно". Ты получишь более качественный контент, потому что он выделен уже твоим пользователям, то есть они тебя уже сами просят.
Хороший пример Олег Решетников у него айтишники, он сделал для удовольствия.

То есть у него встречи на Кипре, которые еженедельные?
Да. Огромное сообщество десятки человек собираются по средам. Очень интересные люди приезжают иногда из других стран. Как оно получилось он рассказал мне. Сначала у него было много друзей и они хотели с ним часто видеться. Он сказал: "Давайте по средам собираться в ресторанчике". Друзья стали приходить, а потом люди узнали, что собираются айтишники и стали приходить больше и больше. Олег сказал: "Да, приходите кто угодно нам все интересно". И получилось отличное сообщество.
На сколько я помню, сейчас там «Embria» один из спонсоров этого сообщества. Они там соки покупают, за счет «Embria» всем делают майки сейчас и так далее. Это такая типичная уже модель конференции. Как работают конференции, небольшие митап и так далее? Они ничего не продают, но они обеспечивают контакт бренда с аудиторией. Они говорят: "Вот мы это делаем, условно, при поддержке компании Microsoft". То есть для компании Microsoft очень важно контачить со своей аудиторией, чтобы о них знали, помнили программисты предположим. У них есть такой KPI и они просто не знают, что есть куча маленьких сообществ айтишников, с которыми можно, но у них нету инструмента с ними контачить. Я такой инструмент для них пытаюсь создать в том числе. То есть я хочу контачить тебя условно с людьми, которые тебя могут понадобиться.

Зарабатывать будешь на проценте спонсоров?
Да. Когда есть какие-то деньги, когда уже зарабатывают партнеры, заработать с этого легче, потому что ходят деньги туда-сюда.
Самые такой очевидный вариант, которой у нас с билетами и с мембершипом уже просят и со спонсоршипом тоже частично просят - это просто возможность прессовать деньги сразу строясь, чтобы можно было сразу же и платить.

Сейчас у вас там есть донаты по-моему?
Это эксперимент. Эта азиатская модель у нас не работает. Мы попробовали, люди хотят донатить, готовы донатить, но это другая модель. В Азии это работает. То есть это одна из 5 моделей, о которых я знаю.

Давай их перечислим?
Давай. Это membership - английская модель с ежемесячными или ежегодными оплатами.

Ты где-то состоишь в такой истории, чтобы платить?
Да. Мне очень интересна Entrepreneurs' Organization (ЕО). Я в ней хочу состоять, там какое-то требований есть, по-моему, миллион долларов оборота в год, что ты должен быть основателем и вот 8000 мембешек. Потом подобные вещи есть в Англии - эта родина. Я еще на этапе такой разработки пилота и я, когда разговариваю, обычно я открыт делать как они говорят. Они говорят: "Нам очень важно, чтобы был мембершип. Он кончался, чтоб предупреждали пользователя. То есть у нас принято платить за участие в клубе." В американцев, например, это редко так.
В американцев вторая модель. Она такая более свободная, когда мембершип бесплатный, но встречи сами проходят где-то - там санаторий в горах, фитнес какой-то в Мексике. То есть ивенты очень дорогие могут быть именно за счет того, чтобы хорошо сделать людям занятым, чтобы все организовать хорошо и чтобы еще организаторы заработали.
Мы вот сейчас сотрудничаем из Минска с клубом "Про бизнес".У них есть клуб в Коннекте и там им интересно, как раз у них именно мембершип.
Третий способ - это азиатский. Я его встречал в Африке сейчас и у азиатов. И у них есть такая тема, что сообщество донатят сами пользователи.

В Африке тоже донатят?
Да, в Африке тоже есть сообщества, где донатят сами пользователи. То есть там как бы membership, но он не обязательный. То есть это такая модель, что если у тебя есть возможность принести мембершип, ты приносишь, если у тебя нет этой возможности, ты - не приносишь. Я это называю как донаты, но у нас это вообще не популярно в наших краях.
Четвертая распространенная на конференциях - это спонсоршип. Это когда бренд хочет обеспечить коннект со своей аудиторией, чтобы аудитория знала, что он есть, что он хочет с ней работать. Он при этом ей ничего не продает, как правило, именно аудитории, а говорит: "Ребята, чтобы вам хорошо гулялось я вам оплачиваю эту вечеринку". Это абсолютно нормальная ситуация, потому что для мемберов это условно проще организовано или дешевле, потому что часть расходов берет на себя спонсор. Спонсор получает контакт, то есть его помнят и в случае, если получают люди прямую велью, например, я познакомился с тобой на вечеринке, и мы с тобой договорились до какого-то партнерства полезного. Я обычно в таких случаях очень сильно благодарен тому, кто организовал вечеринку.
Последнее - это собственно сообщество самого бизнеса. Ты строит сообщество вокруг продукта, сообщество клиентов своего продукта. Как правило, продвинутые строители сообщества, кроме клиентов, зовут еще людей, интересных своим клиентам. Это такой способ продаж, но не прямой, очень завуалированный, поэтому он очень качественный. Потому что никто никого ни к чему не заставляет, тебе дают велью бесплатно - знакомства с интересными людьми, классная вечеринка, а уже пользоваться продуктом организатора сообщества ты, в принципе, не обязан.
Как я считаю, это правильная модель. Есть такие, кто считает, что обязан и закрывает посторонним вход, но сами сообщества такие обычно хиреют, потому что сообщество сильно, когда развивается, когда появляются реально интересные новые люди.

Многие занятые предприниматели не любят сообщества, которые большие в количестве людей?
Для занятых нужны закрытые. То есть сегментировать нужно. То есть ты видишь чем более занятые люди, тем у них больше закрытые клубы. Эти 8 тыс в год это тоже своего рода пейволл. Пейволл - способ отсечь людей, фильтр через деньги.

Сколько ты хочешь через год сообществ внутри?
5000.
Я готов инвестировать только в проекты, которые развивают нетворкинг
Ты считаешь что нужно относиться к построению семьи как к бизнесу?
В бизнесе все держится на партнерстве и в семье все держится на партнерстве.

Деньги влияют на семейную жизнь и в твоем случае влияли ли негативно?
Сложно сказать. Не могу так сказать. Я на самом деле ничего не понимал. Я не понимал, что я хочу от семьи, я скорее женился первый раз по инерции, знаешь, как типа вот надо жениться. Какие-то стереотипы, шаблоны у тебе в голове есть от того, что ты слушаешь телевизор, книжки читаешь.

А что еще такого было?
Очень много было такого. Вот я сделал компанию «Глобофон» посадил людей, сказал: "Давайте все работать в офисе". У меня не было офиса и я думал это неправильно. Я зарабатывал сотни тысяч, миллионы и мне казалось, что я что-то неправильно делаю. Правильно это люди, которые снимают офис.

То есть ты зарабатывал сотни тысяч и тебя парило, что у тебя нет офиса?
Типа того, да. Реально я попробовал и понял, что это фигня какая-то.
Я сейчас строю команду распределенную и у нас очень важная тема, что можно работать откуда угодно, хоть с Украины, России или Америки.

Самую дорогую из компании, какую оценили?
«PropellerAds». На тот момент это был «PropellerAds».

«PropellerAds» был дороже «Фотостраны»?
Да.

И сейчас?
Сейчас не могу сказать. Просто сейчас там случились изменения определенные. В «PropellerAds» были некие проблемы, сейчас он стабилизировался и опять растет. Был момент, когда он не рос и вполне возможно что в это время он оценивался меньше. Но он все равно больше оценивается. Мы разговаривали о возможных каких-то внешних оценках, китайских инвесторах и еще что-то и они были существенно больше, чем те, по которым я выходил.

Ты остался сейчас в «PropellerAds» на 5 %?
Да, с идеей, что вдруг я могу чем-то помочь, я ж там участвовал, на меня там был нетворкинг завязан и еще какие-то вещи. И потом мне самому интересно, что будет с этим проектом.

Это твое желания или желание партнеров?
Совместное.

Что делать в 18 лет?
То, что нравится. Я даже не знаю. Вот у меня сын спрашивает, что делать. Я в 18 лет ничего не делал. Я в 18 лет в университете пиво пил. Если есть желание что-то делается, то он уже молодец.

Инвестируешь ли ты сейчас в такие проекты как был «Data Lead» , то есть не в проекты, а в команды?
Нет. Я вообще сейчас очень мало инвестирую. Если инвестирует, то только в вещи с синергией, что-то связанное с сообществом. Я готов инвестировать только в проекты, которые развивают нетворкинг каким-то образом. У меня просто нет времени разбираться, к сожалению, больше ни в чем.

Ты уже три года на Кипре. Что здесь не нравится?
Очень много всего не нравится. Например, пыль периодически налетает из Сирии, из Африки разноцветная. Много деревенского. Я ходил к нотариусу, а у него нет компьютера. Он говорит: "Как ты докажешь, что ты купил квартиру у этого товарища?" И я такой: "Как я должен доказать?". Он просил какой-то факс. Вообщем люди, у которых я покупал, строители присылали этому нотариусу факс факсом. Я вообще забыл, что бывает факс.

Ты зарабатываешь в данный момент?
Нет.

Ты первый гость на канале, который в данный момент не зарабатывает. Но тебе пришла эсэмєска, что у тебя зарплата с Коннекта. Ты только что сказал, что ничего не зарабатываешь?
Я зарабатываю зарплату там. У меня есть дивиденды. Для меня зарабатывать это то, что я сам делаю. Есть какие-то пассивные доходы.

Что в данный момент тебе приносят деньги, где ты участвуешь или не участвуешь?
Когда вышел из «Embria», я некоторое время ничего не делал. Я когда ничего не делал, очень такое модное есть понятие «бизнес-ангел». Я куче ребят, которые мне казались классными, дал просто денег. Пришли ребята и говорят: "Вот мы хотим делать бизнес с этого". Я говорю: "Из этого у вас не получится, но вы ребята классные. Я думаю, что потом переделаете и что-нибудь еще лучше сделайте. Вот вам денег. Давайте". И время от времени от этого даже какие-то прибыли получаются.

То есть ты выходишь из этих компаний и туда куда-то другой входит?
Да.
Потом есть какие-то банальные депозиты.

Тебя вообще парит что у тебя как-то инком должен быть больше, чем траты?
Нет. Никогда не парило. Вообще никогда. Еще в 2000 году не парило.

То есть когда у тебя на счетах 0, то тебе нормально?
Я в этом году купил квартиру на все деньги, которые у меня были. У меня просто больше мотивации будет работать.

Ты не думаешь о том, что тебе в год надо делать +20 % к твоему состоянию?
Нет, не думаю. У меня есть семье, есть дети. У меня есть расходы. И мне естественно надо зарабатывать, чтобы семья жила в комфорте. Но в целом столько я зарабатываю. Моя жена хотела, наверно, больше денег, я надеюсь что с Коннектом я заработаю существенно больше денег и смогу выделять больше ресурсов.
У тебя был такой день, когда ты понял, что сделал все то, что хотел?
У меня был один день, когда я понял, что я закрыл все сделки. Я в этот момент понял, что могу официально ничего не делать. А столько лет не было у меня, что я ничего не делал, чтобы мне прям хотелось ничего не делать. Объективно я там полгода просто дурика валял. У меня был какой-то инкубатор, я помогал каким-то стратаперам, но я ничего не делал и я начал деградировать. Я перестал спортом заниматься, потому что у меня пропала мотивации напрягаться. Зачем напрягаться, если ты ничего не делаешь. В какой-то момент я понял, что все мое развитие всю жизнь, то, что я учился чему-то новому, разбирался в чем-то - все это всегда было связано с бизнесом. Всегда это было связано с каким-то вызовом. И я понял, что мне нужен новый вызов, новый бизнес и я начал делать Connect.club.

То есть это был очень тяжелый этап. Не пожелаешь такое время никому?
Я тебе могу сказать не пожелаю, но пока ты сам не побездельничаешь, ты мне не поверишь. То есть все равно люди больше животные, чем люди.
Путешествия - это прикольно, но в какой-то момент это тоже приедается.

Ты устал от путешествий?
От путешествий устаешь. Смотри, какой кайф ты получаешь от путешествий - ты получаешь новизну. Новизна - это то, от чего я по большому счету работаю. Но вот эти новые ощущения, новые вызовы, у меня каждый день какая-то новизна и вот попробую сделать миллиардный проекты, ты будет делать что-то очень сложное и постоянное.
И когда ты путешествуешь, через какое-то время ты видишь что-то новое и оно похоже на старое, перестает быть новизной. Да, можно съездить еще там какие-нибудь льды посмотреть, там еще что-то, но это начинается уже совсем какой-то экстрим, а я не любитель экстрима.

Самое удивительное место, где был?
Если в России, то Байкал. Если в мире, то столько вообще. Они разные и нельзя их сравнивать.

Что случилось когда ты хорошо начал зарабатывать в 2004-2005?
Пьянствовал там, пыталась как-то найти волю к победе, женщины, алкоголь, путешествия.

Какаю у тебя зарплата в Connect.club?
У меня по-моему 3000 совокупная с двух компаний.

Какая вторая компания?
«Embria Ventures Group».

Зачем тебе там зарплата?
Это, наверное, окончательно оформилось, когда я расставался с «Embria». Я в какой-то момент понял, что надо переставать юлить. То если если ты директор, ты должен быть директором, числится. Если ты не числишься директором, значит ты не директор. Если у меня компания, то у меня компания. Я не делаю каких-то 20 компаний, не пытаюсь какими-то "серыми" бонусы платить.

Можешь сказать как ты структурировал сделку свою после выхода с «Embria»? То есть ты переехал на Кипр исключительно из-за того, что тут хорошая налоговая история с дивидендами?
На удивление нет. Просто совпадают даты. Там очень смешная история. История была такая, что мы предприняли огромное количество усилий, потратили очень много денег, вот реально я даже не знаю конечную сумму, чтобы все это структурировать. Это, наверное, было больше миллиона долларов в конечном итоге на все аудиты и так далее. И там заплатили кучу налогов в России для того, чтобы жить в России. То есть если бы я изначально структурировал сделку на Кипре, я бы мог заплатить меньше налогов.
Мы много очень делали в России, но у меня была беременна жена. И мы приехали собственно сюда в Aphrodite Hills и здесь такая тихая деревня, чтобы с беременной женой пожить. Я как раз тогда еще не работал, расслаблялся и я в какой-то момент понял, что мне нравится здесь жить. Я получаю здесь удовольствие от солнца, тепла, которое я не получаю в Питере особенно зимой.
Питер - это очень депрессивный город, там нету солнце, там холодно. И это было для меня главным плюсом. Потом я много сделок проводил здесь и то, что здесь низкие налоги - это очень здорово. Я очень радуюсь этому.

Сколько ты тратишь?

На семью не скажу. А на себя лично немного вообще, несколько тысяч долларов.
Видеоверсия интервью на Youtube-канале Точка G
Made on
Tilda